22:00 

драбл

фандом: Жизнь на Марсе
герои: Сэм
время действия: последняя серия второго сезона, после того, как сэм очнулся.


Тренажерный зал, принадлежащий полицейскому управлению, пустовал в это время. Сэм был его единственным посетителем. Остальные предпочитали тратить обеденный перерыв на еду.
Сэм был одет в черные велосипедки по колено, черные майку и кроссовки, только эластичные бинты, которыми он обматывал руки, были белыми. Методично, спокойно, слой за слоем они покрывали его ладони: вначале правую, затем также размеренно, не сбиваясь с ритма,- левую. Большая часть бинта ушла на фиксацию запястий.
Молчаливый спарринг-партнер, гибкая тренажер-груша высотой почти с его рост, имела вид обрубленного со всех сторон туловища. Без рук, без ног, без головы, но торс сохранял очертания человеческого тела, на котором еще красной краской отметили зоны оптимального поражения мишени.
Сэм провернул плечевые суставы, сделал круг головой, дернул плечами, глубоко вздохнул и, притянув белые кулаки к груди, замер в ожидании, когда короткая «подготовительная» часть окончится. Спокойная инструментальная музыка последним эхом отразилась от стен и резко оборвалась.
С первым ревом электрогитары Сэм ударил точно в красную отметину сверху. Еще раз. И еще. На поражение.
Шквал музыкального, ревущего ветра кидал его на тренажер снова и снова, раззадоривал, злил, вдохновлял.
«Мне нужна музыка, под которую хотелось бы убивать»- не моргнув глазом, ответил он на вопрос продавца в музыкальном магазине. Продавец окинул его внимательным взглядом, а потом вручил ему кипу дисков. Это было то, что надо. Сэм скомпоновал из них один музыкальный диск на 12 песен, без перерывов между ними. И теперь удары, выплескивавшиеся из него один за одним, глушились барабанной мощью, текущей из его СД-проигрывателя. Смутно он припоминал, что возможно, по-началу его тренировок, посетители в тренажерном зале и были, но теперь это было только его время. Потом все мысли ушли, оставляя место только ударам.
Ревущий мужской вокал было тяжело распознать в яростно дерущих барабанные перепонки звуках. А слова и не были важны, только передача эмоций: ярость, злость, боль.
Вправо, влево, вперед, сверху, ногой в бок, еще. Без устали. И снова. Обеими руками одновременно , пригнувшись, с наскоком. С крепко сжатыми зубами. Не жалея, не думая, не вспоминая…
- Старший инспектор…
Тайлер ,тяжело дыша, остановился, прислушиваясь, сжал качающийся тренажер, обернулся на голос.
Молодой полицейский, новичок, -Тайлер нахмурился, но не смог вспомнить его имени-, стоял в дверях и испуганно смотрел на него.
-Да,- попытался не рявкнуть он.
-Сэр… совещание, сэр. Через 10 минут,- попытался перекричать музыку новичок.
Сэм дернул бровями и покосился на магнитофон. Он всегда останавливался на шестой песне. Всегда. Сейчас играла десятая.
Сэм сглотнул и кивнул головой, отворачиваясь. Полицейский закрыл за собой дверь.
Сэм разжал пальцы, вцепившиеся в кожаные бока тренажера, и увидел бледно алое пятно, проступившее на бинте правой кисти. Пятнышко было крохотным, но расплывалось во все стороны цветной снежинкой с бледнеющими кончиками.
После быстрого холодного душа, Сэм переоделся в свой привычный черный костюм . Перед зеркалом в раздевалке он затянул галстук на самый верх, так, что стало тяжело дышать., и улыбнулся своему отражению. Улыбка, отразившаяся на стыке двух широких зеркал, преломилась, будто треснула, и казалась безумной.

@темы: остальное

URL
   

Let it be

главная