Название:это случилось завтра или история новой жизни
Автор: я
Фандом: типа ориджинал
Жанр: апокалиптюшка
Рейтинг: PG-13
Герои: мои
Время действия: недалекое будущее
Дисклаймер: герои мои , но денег не получаю .

Лили ясно помнила, как это началось для нее.
В то утро школьный двор встретил ее яркой картинкой: Мэри Лу и Элизабет Герн, яростно дергая друг друга за волосы, валялись в пыли на травянистом школьном дворе .
И ужас был не в том, что Мэри Лу была первой ученицей класса, и не в самой отвратительности женской драки как таковой, Лили поразило другое, казалось, все девочки школы с сгрудились вокруг остервенелых девиц, и подбадривали их громким улюлюканьем и бранным словцом.
Лили осторожно обошла беснующуюся толпу.
Весь день на занятиях в школе она украдкой бросала взгляды на потрепанную одежду Мэри Лу, ее поцарапанное лицо и взлохмаченные волосы. Мисс Уоллисс – пожилая, высохшая учительница языка с чавкающим английским, во время своего урока тоже поглядывала на Мери Лу и тонкие губы ее расползались в жуткую одобрительную улыбку.
«Мир сошел с ума»- подумала Лили перед сном и улыбнулась ,внезапно вспомнив Скарлетт О’Хара с ее «я подумаю об этом завтра».
Утро огорошило ее тем, что мама, ее спокойно-депрессивная мама, которая давно, сразу после развода, махнула на дочь рукой; ее мама, родительская функция которой сводилась к подбрасыванию Лили к школе по пути на работу; ее мама, с которой они негласно, взаимно и бесконфликтно вращались в разных мирах; эта еще молодая и красивая женщина, не умеющая громко кричать из-за природного фальцета, рявкнула на Лили в ответ на ее «доброе утро» и отказалась подвезти ее до школы, сославшись на только что накрашенные ногти.
Лили оставалось только недоуменно хлопать ресницами и гадать о причинах внезапной вспышки агрессии.
В школу, сильно опаздывая, Лили ехала на общественном автобусе. Она сидела на заднем сиденье, сжавшись в комочек, чтобы казаться меньше и незаметнее, и с опаской разглядывала остальных немногочисленных пассажиров. Ей казалось, что они неодобрительно посматривают на нее - худенькую, скромно одетую, с двумя, перехваченными у самых плеч резинками, хвостиками темных волос. Она судорожно прижала тяжелую сумку к себе, и, прислонив лоб и щеку к холодному стеклу, стала рассматривать, проплывающий мимо автобуса местный пейзаж. Это нагоняло на нее еще больший ужас: скопища явно враждебно настроенных людей, потасовки, драки, , дым и языки пламени из окон, звуки выстрелов, вой полицейских и пожарных машин…
Школа, конечная остановка автобуса, встретила ее разбитыми окнами, скрипящими кусочками стекла под ногами и отсутствием доброй половины учеников, а большая часть пришедших выглядела как Мери Лу вчера.
Миссис Бей разбила все мензурки с кислотой на своем занятии, а учитель физкультуры нарочно запустил в одного ученика баскетбольным мячом- точно в солнечное сплетение С трудом выдержав эти два урока, Лили спряталась в тихой и пустой библиотеке. Благо там никто не дрался, не обзывался, не дергал за волосы, а миссис Гейл, библиотекарь, вышла посмотреть на очередную дворовую драку и Лили, в благословенном одиночестве, просидела там до конца занятий.
До дому ее довез Эван, студент- третьекурсник, лучший друг брата Келли Тейн, которую он готовил к колледжу.
Келли Тейн не пришла в школу, и Эван напрасно вытягивал тепло-рыжую голову и щурил подслеповатые голубые глаза, пытаясь отыскать ее в толпе учеников. Лили сама подошла к нему.
Ехали они молча. Тем же маршрутом, что и утренний автобус, только пейзаж за окном стал раз в десять ужаснее.
На ночь она подперла дверь своей комнаты стулом.
Эти два дня студенистого, парализующего страха почти поминутно отпечатались у нее в голове. Дальше начался животный ужас, и спасительное сознание благоразумно оставило многое за границей воспоминаний.
Но Лили четко помнила , как появился Билли.
Она убегала. Отчаянно, из последних сил, став одними ногами и больше ни чем. За ней гнался насильник и убийца. Лили не помнила , как и где его встретила. Она еще находилась в тупом оцепенении от набросившейся на нее с ножом матери, от трупов, лежащих на дороге, от криков боли, ярости и злости, раздававшихся со всех сторон.
Она помнила только казавшийся жарким сквозь тонкую подошву туфель асфальт, хлесткий ветер в лицо, нехватку воздуха, шум загнанно бьющегося сердца и хриплое, неотстающее дыхание сзади. Затем стук, звук падающего тела, большие руки мягко остановили ее, развернули,и участливый голос спросил «девочка, ты в порядке?»
Двухметровый, необъятных размеров (Лилиных рук не хватило, чтобы обнять его даже наполовину), бородатый, с потрясающе добродушным лицом он гладил ее по голове, пока она рыдала в его кожаную куртку. Билли был единственным выжившим в своей мотоциклетной банде.
Так у нее появился ангел-хранитель. У них у всех появился ангел-хранитель.
Лили просто вложила свою маленькую ладошку в его большую и пошла с ним.
Потом к ним присоединился Эван. Лили не помнила, где они встретились, а спросить стеснялась. Затем Билли отбил у группы отморозков Криса и Энди, молодых бродячих панков. Энди был светловолос, дик, с коллекцией старых шрамов, перебитым носом и острым языком. Крис имел темную шевелюру, пристальный взгляд синих глаз, тихий нрав и редкую улыбку. Роднила этих двоих только черная одинаковая рвань на теле, которую они называли одеждой.
Когда появился Даниэль, военный без погон и с кораблем без команды, все решили убираться куда подальше и побезлюднее. Лили не вмешивалась в обсуждение маршрута, куда бы Билли сказал, туда бы она и поехала.
Приплыли они на остров, который Лили бессознательно назвала «Сольвейг». Слово просто вырвалось у нее, когда она увидела солнце, отражающееся в сине-зеленой прибрежной глади. Название Билли понравилось.
Они построили хижину и обосновались на острове. Исследовали Сольвейг вдоль и поперек, нашли много съедобных фруктов, источники питъевой воды и никаких диких животных.
Лили любила есть кокос, брызгая белой мякотью по сторонам, греть худые коленки на солнце и разговаривать.
Даниэль был молчалив, будто рыба. Билли без перерыва занимался обустройством и разведкой территории. Крис сносно разговаривал только с Энди, а разговоры Энди мог понять и выдержать только Крис. Так что Лили разговаривала, в основном, с Эваном. Чаще всего о том, что случилось. Объяснений у них было три:
- человеческий фактор (вирус, радиация, 25-ый кадр…)
-космическое (радиация из космоса, злобные пришельцы…)
- библейское (конец света, Земля сама решила избавиться от перенаселения..)
Каждый раз они выбирали разное объяснение и подкрепляли его домыслами. И каждый раз они переходили к следующему , волнующему их вопросу: почему их не затронуло массовое безумие? Чем они отличаются от других?
«может, мы просто медленно заражаемся?»- боялась Лили.
«может, просто у нас начисто отсутствует ген агрессивности?»- предполагал Эван. Лили смотрела на Энди, нокаутирующего дерево, и ехидно хмыкала.
Билли прислушивался к их разговорам , хмурил брови и переглядывался с Даниэлем. Один раз он сказал «не может быть, что б мы одни такие были»
Каждый раз, когда он уходил, она боялась за него.
Каждый раз он возвращался.
В первый раз Билли привез Далму и собаку, черноволосую и черногривую, худого и хмурого доктора Веллера , Тана, коллегу по мотоколесному цеху, и еще пять человек. Среди всех этих людей Лили была самой младшей.
Далма долго рассказывала ситуацию в их городе:
Да, вначале пострадали самые беспомощные старики и дети.
Да, везде пожары и мародерство.
Да, в других городах тоже самое.
Лили потом тихонько, чтоб никто не видел, плакала, прислонившись к шершавому дереву. Эванн, Крис и Энди и так уже намучились с ней, во время отсутствия Билла. Они были такими трогательными в заботе о ней. И она им подыгрывала: смеялась над матерными шутками Энди, радовалась морской черепашке, принесенной Крисом, или цветку, который Эван отыскал и добыл с риском для жизни. Но все ее мысли были на материке. Там, где Билли. Там, где Ужас.
Второй раз Билли привез двенадцать человек , в третий – около двадцати.. Дальше – больше. «гитару, мне гитару»- умолял Энди Билли и даже порывался отправиться с ним на поиски. Потом смотрел на молчаливого Криса, вздыхал и оставался. Да, Билли его бы и не взял. У него было очень трепетное, родительское отношение к «молодняку».
Гитару он привез. А также флейту, саксафон, барабан, энциклопедии, разные книги, бумагу, краски, одежду и много всего…

Лили сидела уперев пятки в теплый песок, жмурясь , подставляла лицо солнцу.
В последний раз.
Остров давным давно стал маловат, а Билли-младший в свой последний приезд никого не привез и доложил , что из людей осталось только Организованное Подполье, восстанавливающее города. Обезумевшие от чего бы то ни было перебили сами себя.
Можно было возвращаться тому, кто хотел.
Лили, оказалось, скучала по многим вещам: по снегу, который морозит кожу, по глупым голубям, по северному небу, по знакомым деревьям., по… ей просто хотелось увидеть место, где она родилась
«ты готова?»- спросил ее Билли младший, такой же большой и добродушный, как его отец, хоть мамой у него была миниатюрная, боевая японка.
Лили посмотрела на «ласточку»- бессменную их спасительную лодку, к которой тянулась вереница людей: Олаф Мельбурн, Оля Брайт, Алексей , отец Фео, Стела, Хельга- все из шестого приезда. Самые долгожители. Не считая ее, конечно. Островной воздух удивительно повлиял на ее здоровье. В сто пять лет она мыслила ясно и чувствовала себя лучше , чем отец Фео в свои девяносто.
«прабабушка?»- чистые голубые глаза Эвы смотрели на нее с легким волнением.
На мгновение сердце Лили сжалось от ужаса: как их чистые, светлые дети, внуки и правнуки, те, кто захотят уехать с острова, смогут начать жить с теми, из Подполья, которые все это время воевали, страдали, убивали? Дети Сольвейга не знали горя, убийств и предательств. Они росли в любви и ласке, под старые , интернациональные сказки и мелодии флейты с гитарой у костра. Дети Билли младшего говорили на шести языках и понимали еще пять, умели играть на всех доступных инструментах и знали наизусть золотой фонд мировой литературы. Что их ждет?
«Жаль, что Эван не со мной»,- подумала Лили и тут же успокоилась, вспомнив мужа. Они много говорили Часто. Долго Обо всем. «болтуны не замолкающие»,- ласково называл их Крис. «*!»- кивал головой Энди.
Эван научил ее, не боятся будущего. Видеть варианты. «Просто представь, что все тут Евы, а на материке- Адамы. Они должны встретиться.. К тому же , если они выжили, это что то , да значит, не правда ли?»
.
-Я справлюсь,- улыбнулась Лили и отвела рыжую прядь Эвы, которую ветер бросил правнучке на лицо. - Вы справитесь.

@темы: остальное